На главную страницу >>


Июнь 2, 2017

Шарм-Эль-Шейх: по маршруту старого альпиниста Моисея

18. Гора же Синай вся дымилась от того, что Господь сошел на нее в огне; и восходил от нее дым, как дым из печи, и вся гора сильно колебалась.
19. И звук трубный становился все сильнее и сильнее. Моисей говорил, и Бог отвечал ему голосом.
20. И сошел Господь на гору Синай, на вершину горы, и призвал Господь Моисея на вершину горы, и взошел Моисей.
(Ветхий завет. Глава 19. Исход)

Итак, проехав на джипе 600 километров по Синайской пустыне, я вернулась в отель. До следующей экскурсии – всего три часа. Надо успеть поужинать, переодеться в теплый костюм, собрать рюкзак, и – в путь. Предстоит подъем на гору Синайскую. Монахи ее называют Священный пик, иудеи – Гора Закона, мусульмане – Габаль-Муса, египетские гиды – гора Моисея. А согласно Торе, Библии и Корану, это гора Хорив, на вершине которой Господь явил пророку Моисею скрижали с десятью заповедями.

Восхождение совершается обязательно ночью, чтобы на вершине горы встретить рассвет – ведь только в этом случае Господь отпустит тебе все грехи. Я очень надеюсь, что утром у меня за спиной вырастут крылышки…

Из Шарм-эль-Шейха выезжаем поздно вечером – на микроавтобусе. Часа три едем до Святой Екатерины. Нас выгружают метров за 300 до монастыря. Гид напутствует, раздает фонарики, знакомит с проводником-бедуином, передает нас на его попечение, и мы бодрым шагом направляемся к подножию горы, которая является священной для представителей иудейской, христианской и исламской религий.

Боясь заснуть на ходу или свалиться от усталости (отдохнуть после предыдущей экскурсии так и не удалось), я отрываюсь от группы и ухожу вперед. Меня догоняет наш проводник, и мы молча идем вместе. «You speak in russian?» – нарушаю я тишину. Он поднимает голову, улыбается, и мне уже известен ответ. Он сейчас скажет: «Чуть-чуть», а это значит, что по-русски он знает не более пяти слов. Так оно и есть. Все предсказуемо! Вот пусть тогда сам и говорит на английском!..

И бедуин говорит. Он рассказывает о горе Моисея. Вершина находится на высоте 2285 метров над уровнем моря. Туда ведут два пути – один короче, но сложнее. Это Лестница Покаяния, состоящая из 3570 ступеней, выбитых в скале терпеливыми монахами. Другой, по которому мы поднимаемся, более пологий, но и более длинный, проложенный египетскими властями в XIX веке. Этот путь называется «Верблюжья тропа» – по нему можно подняться верхом на верблюде (за 10 долларов).

Из темноты выплывает меланхолическая верблюжья морда, следом – белое пятно головного покрывала хозяина. «Madam, camel!» – предлагает встречный «верблюжью» услугу. «Да я сама – кэмэл» – думаю я и высказываю свои мысли вслух: «I camel itself». «You – a Camel?» – (ты – верблюд?) искренне удивляется хозяин животного. «Yes. But that is not seen?» – (да, а что не видно?) указываю на рюкзак за спиной.

Возле небольших кафе, расположенных на серпантине «Верблюжьей тропы», уставшие туристы набираются сил. Мы проходим мимо. Скорее бы добраться до вершины! Ноги, словно налились свинцом, тело будто ватное, небольшой рюкзачок уже невыносимо тяжел. Последний рывок, и вот вожделенный пункт назначения!..

Проводник с радостью сообщает мне, что «Верблюжья тропа» кончилась. Остался последний этап – всего 700 ступеней «Лестницы покаяния». Правда, сам бедуин остается здесь – «внизу», потому что впереди самый сложный участок. Выпучив глаза на весело щебетавшего проводника, я застыла на месте – «и он не боится Бога?!» Через несколько секунд мне удалось-таки нормализовать свою двигательную систему и повернуть голову в сторону, куда указывал мой попутчик. Так он не шутит!!! Я не хотела верить глазам…

Там в темноте медленно плывет вверх золотистый ручеек. Извиваясь змеей, он нескончаемым потоком взбирается высоко под небо, где превращается в тоненькую золотую нить. Это фонарики туристов. Нет, истерики не было – потому что у меня перехватило дыхание. Не проронив ни звука, я побрела к лестнице.

Бедуины, заполонившие и без того узкую лестницу, уже раздражают своей назойливостью. Хочется снять рюкзак и надеть его на голову местного жителя. Теперь через каждые десять ступенек туристам предлагается помощь (я так и не поняла, в чем она заключается). Жалобное «Madam, you to help?» уже застряло в ушах. Все надоело! Я останавливаюсь перед очередным «помощником» и предлагаю: «I itself you can help. Want? Inexpensively!» – (Я сама тебе могу помочь. Хочешь? Недорого!). Он таращится, крутит головой, разводит руками, и только через некоторое время, начинает громко смеяться, крича мне вслед: «The good fun!» – (Хорошая шутка!)…

Ура! Я – на вершине! Слабые лучи тусклого солнца еле-еле освещают остатки часовни Святой Троицы, заложенной еще в 363 году и достроенной в 530-м, при императоре Юстиниане. Фрески описывают жизнь Моисея, а мозаика на стенах – единственные сохранившиеся свидетельства IV-VI веков – изображает Деву Марию с младенцем Иисусом на руках в центре Неопалимой Купины, окруженная Моисеем и Ильей.

В 1934 году древние камни часовни были использованы для строительства… небольшой мечети, которая расположена к северу от часовни, над пещерой, где, согласно Ветхому Завету, Моисей провел 40 дней. (Бог сказал Моисею: «Когда же будет проходить слава Моя, Я поставлю тебя в расселине скалы, и покрою тебя рукой Моею. Доколе не пройду»).

Ночной мрак превращается в синеву. Постепенно воздух голубеет, и над горизонтом сквозь пыльный туман пробиваются первые лучи. Публика изумленно замолкает. Десятки людей охватывает необъяснимый восторг. Затаив дыхание, люди с высоты птичьего полета осматривают величественные горные массивы и чарующие пустынные плато. Удар колокола возвещает о наступлении нового дня и о том, что все мы чисты и невинны…

Написать комментарий