На главную страницу >>


Январь 18, 2009

Каир. Окрестности Каира

История Египта

ВСПОМНИТЕ НАЧАЛЬНЫЕ СЦЕНЫ ИЗ «АНГЛИЙСКОГО ПАЦИЕНТА». Кирстен Скотт Томас копирует в свой дневник фигуры плывущих людей, нарисованные на стене пещеры где-то в пустыне. Эпизод основан на реальном событии. В 1930-х годах подобные примитивные рисунки были обнаружены в Гебелъ-Увейнат — отдаленном горном массиве в Западной пустыне, который ныне отстоит от ближайшей воды более чем на 640 км! Ученые считают рисунки свидетельствами того, что Египет был обитаем уже в палеолите (более 25 000 лет до н.э.), когда вся Северная Африка была бескрайней саванной с множеством озер.

Резкое изменение климата, превратившее саванну в пустыню, заставило человека переселиться ближе к источникам воды — в оазисы или долину Нила. Поселения, датируемые началом эпохи неолита (около 5000 года до н.э.), были обнаружены в западных оазисах Сива и Харга, а также в Фаюме. Их жители занимались земледелием и рыболовством и уже умели лепить посуду и ткать лен. К IV тысячелетию до н.э. они образовали две географически различимые группы: Верхний Египет, вдоль нильской долины, и Нижний Египет, расположенный на плодородных землях Дельты.

СТРОИТЕЛИ ПИРАМИД
В богатейшей экспозиции каирского Египетского музея почти теряется кусок сланца щитообразной формы, на котором вырезаны батальные сцены. На его лицевой стороне мы видим царя в белой короне Верхнего Египта, готовящегося нанести смертельный удар коленопреклоненному человеку. На обороте тот же царь изображен в красной короне Нижнего Египта. Известный как Палетка Нармера и датируемый примерно 3100 годом до н.э., это древнейший памятник музея и один из самых важных. Царь, увенчанный поочередно двумя коронами, символизирует первое объединение Египта под властью единого правителя. Это событие обычно принимается за начальную точку отсчета египетской цивилизации. От нее начинается эпоха правлений, длящаяся более 3000 лет и насчитывающая 170 или более царей и фараонов. Для обозначения всего этого периода используется термин «фараоновский Египет», хотя сам титул «фараон» (см. с. 44) появился только в Новом царстве, начавшемся около 1550 года до н.э.
Основные представления о древнеегипетской истории дает сочинение, написанное в III веке до н.э. Манефоном, верховным жрецом из города Гелиополя. Он разделил египетских правителей на 30 династий, или правящих «домов». Египтологи впоследствии сгруппировали их в три большие эпохи (Древнее, Среднее и Новое царства), между которыми лежат периоды упадка, так называемые Переходные периоды. Не полагаясь на одиночный источник, историки, разумеется, подтверждают сведения Манефона другими древними свидетельствами. Последние включают, к примеру, пространные «царские списки» — подобные тому, что высечен на стенах храма Сети I в Абидосе (см. с. 227). К таким же древним свидетельствам относится и плохо сохранившийся папирус, называемый Туринским царским каноном. Однако в источниках много противоречий, так что сама протяженность истории Древнего Египта все еще являет повод для горячих дискуссий.
Это особенно справедливо в отношении эпохи Раннего (то есть предшествующего Древнему) царства. Почти ничего неизвестно о Нармере, объединителе Древнего Египта, как и о его преемниках, включая царя, носящего имя Менее — каковое, впрочем, могло быть другим именем того же Нармера. Менее интересен тем, что именно ему историки традиционно приписывают основание Мемфиса — столицы Египта в течение большей части фараоновской истории. Разумеется, новый город был основан в точке, где «встречаются» Верхний и Нижний Египет, что позволяло ему контролировать и Дельту, и долину.
Геродот описывал Мемфис как «процветающий город и центр мира», и нам остается лишь верить ему на слово, поскольку от самого города почти ничего не сохранилось. О его величии может дать представление лишь огромный некрополь, который разрастался вместе с жилыми кварталами в период Древнего царства (2686—2181 до н.э.), называемый также «эпохой пирамид». Грандиозные погребальные сооружения мемфисского некрополя появились во времена III династии. Их предвестником стала Ступенчатая пирамида царя Джосера (правил 2667—2648 до н.э.) в Саккаре. В течение трех последующих династий была построена еще приблизительно 21 большая пирамида, однако истинные гиганты из их числа были возведены царями IV династии (отцом, сыном и внуком) менее чем за 80 лет. Снофру (правил 2613—2589 до н.э.) первым преуспел в создании в Дахшуре настоящей пирамиды с гладкими гранями, заменившими ступени. Его превзошел его сын Хуфу, или Хеопс (правил 2589—2566 до н.э.), построивший еще более высокую пирамиду в Гизе. Хафра, или Хеф-рен (правил 2558—2532 до н.э.), примеру своего отца Хуфу почему-то не последовал, построив по соседству пирамиду уже чуть меньшую по размерам.
Египтолог Марк Ленер, специалист по пирамидам, подсчитал, что постоянно сменяющиеся отряды по 20 000 человек должны были грудиться над пирамидой Хуфу 20 лет, Эти отряды нужно было организовать, обеспечить едой, жильем, платой, что требовало исключительно высокоразвитой системы административного управления.
Хафра принадлежала последняя гигантская пирамида. При V и VI династиях пирамиды строить продолжали, но уже гораздо более скромных размеров. Это было признаком ослабления царской власти. Централизованное управление уступило соперничеству местной знати и, как следствие, внутренней войне. Когда после более чем столетнего хаоса пыль битв улеглась, контроль над страной переместился с севера в Верхний Египет, к династии правителей, центром которых были Фивы (на части территории нынешнего Луксора).

ФИВЫ И КАРНАК
Возвышение Фив обозначило начало эпохи Среднего царства, своеобразного промежутка между двумя периодами расцвета —Древним и Новым царствами. Д\ительный раскол и раздоры в стране препятствовали ее развитию, и лишь немногие из правителей XI династии, открывшей Среднее царство, получили большую известность за пределами круга египтологов. Прежде всего это Менту-хотеп II (правил 2055—2004 до н.э.), который считается новым объединителем Египта. Се-нусерт III (правил 1874—1855 до н.э.) из следующей XII династии хорошо известен благодаря своим гранитным статуям в каирском и луксорском музеях. Однако все эти фигуры незначительны по сравнению с грядущими великими фараонами-богами.
Среднее царство завершилось, когда часть Египта была захвачена гиксосами. Применяя в сражениях лошадей и колесницы и будучи искусными лучниками, они сумели оккупировать всю Дельту. Лишь освоив со временем гиксосскую военную технологию, фиванские египтяне смогли изгнать кочевников и утвердить Яхмоса I (правил 1550—1525 до н.э.) в качестве первого царя XVIII династии и основателя Нового царства (1550—1069 до н.э.).
Так начался «золотой век» фараонов. В течение последующих пятисот лет Египет достиг небывалого великолепия, а его правители создали те самые храмы, гробницы и сокровища, которые продолжают поражать наше воображение и сегодня.
Заботой первых двух правителей Нового царства было укрепление границ Египта. Но ко времени Тутмоса I (правил 1504—1492 до н.э.) внутреннее положение было столь устойчивым, что он предпринял серию блестящих наступательных походов. На стеле, воздвигнутой им в Абидосе, читаем: «Я раздвинул границы Египта до пределов того, что обегает Солнце. …Я сделал Египет превосходящим все страны». Своими военными успехами Тутмос. Ш (правил 1479—1425 до н.э.) превзошел своего деда Тутмоса I. Он совершил не менее семнадцати походов в Западную Азию.
Создание империи заложило фундамент для самого процветающего и стабильного периода древнеегипетской истории. Богатства, накопленные в результате военных походов, пошли на украшение дворцов и храмов, не в последнюю очередь — Карнакского храма, огромного комплекса в Фивах, посвященного верховному богу Амону-Ра. В течение почти сорокалетнего правления Аменхотепа III (правил 1390—1352 до н.э.) почти не велось военных действий, и людские ресурсы направлялись на грандиозные стройки.
Был ли он развращен богатством и праздностью или же, напротив, вдохновлен богами? Ученые все еще не вынесли окончательного приговора фараону-реформатору Аменхотепу IV (правил 1352—1336 до н.э.), более известному как Эхнатон (см. с. 218— 221). Он возвысил культ солнечного диска Атона над традиционными богами и перенес на короткое время столицу в Амарну (в средней части Египта), чем заслужил проклятие после смерти, когда был восстановлен прежний порядок поклонения богам. Имя Эхна-тона было изъято из «царских списков», подобных абидосскому. Аналогичным образом писцы, «подправляя» историю, обошлись и с ближайшими преемниками царя-реформатора. По иронии судьбы один из таких фараонов, мало повлиявший на развитие истории Древнего Египта, стал самым известным египетским правителем. Популярности Ту-танхамона, занявшего египетский трон в 9 лет и умершего в 18, способствовало состоявшееся в 1922 году сенсационное открытие его нетронутой и полной сокровищ гробницы (см. с. 278—279).
Рано умерший Тутанхамон не оставил после себя наследников. Эйе, царский придворный, воспользовался этим и спешно женился на юной овдовевшей царице, несмотря на то, что та приходилась ему внучкой. По смерти Эйе трон достался не его родственнику, а полководцу Хоремхебу, а после смерти Хоремхеба перешел к другому военачальнику, Рамсесу I, основавшему династию фараонов-воителей. Из последних самым могущественным был Рамсес II (правил 1279—1213 до н.э.), или Рамсес Великий. Образы его гигантского храма в Абу-Симбеле, гипостильного зала в Карнаке и грандиозного заупокойного храма в Фивах (Рамессеум) являются ключевыми в массовых представлениях о Древнем Египте. Ни один другой фараон не строил столь много и в таких масштабах, ни один из них не воздвиг столько своих колоссов и не узурпировал столько чужих, ни один не дал жизнь такому количеству детей (более сотни). Помимо прочих своих заслуг Рамсес II собрал самое большое египетское войско — около 20 000 человек — и возглавил его в битве с хеттами (1275 до н.э) у города Кадеш в нынешней Сирии.
Предполагают, что Рамсес II прожил до 92 лет. Несмотря на то, что гробницу этого выдающегося правителя нашли пустой, его мумия была обнаружена среди прочих в склепе царских мумий в Гурне в 1881 году (см. с. 270). В 1976 году для участия в посвященной ему выставке Рамсес «слетал» в Париж: в аэропорту он, уже 3200 лет как почивший, был встречен президентским почетным караулом в полном составе. Сейчас он покоится в Зале царских мумий в Египетском музее Каира.
Ко времени, когда через три десятилетия после своего прославленного тезки к власти пришел Рамсес III, Египет уже пребывал в упадке. Страна вновь была раздроблена и подвергалась нападениям соседей. Вскоре ливийцы захватили Дельту, на юге нубийцы заняли Фивы; потом страну завоевывали ассирийцы и персы. Египет был разорен и обессилен и покорился пришельцу, освободившему страну и возродившему былую славу фараонов.

АЛЕКСАНДР И ПТОЛЕМЕИ
Когда Александр Великий в 332 году до н.э. прибыл в Египет, его приветствовали как спасителя. За год до этого в битве при Иссе (на юго-востоке нынешней Турции) он разбил персов, под гнетом которых находился Египет. Александр проследовал прямо в Мемфис, где был провозглашен фараоном, после чего, пройдя пустыню, получил в оазисе Сива прорицание знаменитого оракула Амона.
На средиземноморском побережье Александр основал город Александрию. Затем, покинув Египет, он отправился в Азию. После смерти великого македонца в 323 году до н.э. огромная империя была поделена между его полководцами, Египет оказался под властью друга юности Александра, Птолемея.
Взошедшему на трон Птолемею I (правил 305—285 до н.э.) удалось основать династию из пятнадцати эллинистических царей, которая правила в Египте 335 лет. Хотя Египет с Александрией, затмившей Мемфис и Фивы, стал неотъемлемой частью средиземноморского мира, Птолемеи стремились поддержать преемственность с эпохой фараонов. Они сохраняли существующую политическую и экономическую структуру страны, восприняли фараоновские художественный стиль и одежду, восстанавливали старые и строили новые храмы. Очень многие уцелевшие до нашего времени на территории Египта храмы — Дендеры, Идфу, Ком-Омбо и Филэ — птолемеевские, а не древнеегипетские. Это значит, что Луксорский храм от храма в Иене, расположенного всего лишь в 80 км южнее, отделяет целая тысяча лет. Однако Птолемеи копировали древние храмы и, таким образом, донесли до нас строительные формы и стили, которые иначе могли быть утрачены.
С течением времени птолемеевское правление обрело все черты душераздирающей мыльной оперы, полной домашних интриг и убийств. Результатом стало серьезное внутреннее ослабление страны. Рим, который набирал силу в Средиземноморье, воспользовался ситуацией и начал обозначать свое присутствие в делах бесконечно богатого Египта. В конце концов действия Клеопатры VII, той самой Клеопатры из кино и спектаклей, спровоцировали вторжение римлян в Египет.
После смерти Птолемея XII в 51 году до н.э. его дочь Клеопатра стала царицей в соправлении с братом Птолемеем XIII (правил 51—47 до н.э.) — до тех пор, пока тот не устранил ее от власти. Двое соперничающих родственников начали войну, которую прервало прибытие римского флота под руководством Юлия Цезаря. Последний преследовал Помпея, своего соперника по контролю над Римом, искавшего убежища в Египте. Чтобы угодить Цезарю, Птолемей приказал казнить Помпея.
Но Клеопатра оказалась хитрее брата: глубокой ночью она тайно проникла в Александрийский дворец и была доставлена к Цезарю закатанной в ковер, На следующее утро Птолемей был поражен и взбешен, обнаружив свою сестру рядом с Цезарем. Клеопатра была восстановлена во власти и оказалась под защитой своего нового любовника, которому родила сына Цезариона.
В противоположность популярному образу сладострастной, роскошной женщины-вамп, который создали Вивьен Ли (1945) и Элизабет Тейлор (1963), обаяние Клеопатры основывалось явно не на ее внешности. «На самом деле ее истинная красота… не столь сама по себе значительна», — писал Плутарх (46—119), находивший притягательность Клеопатры прежде всего в «остром уме» и «обворожительности ее общества».
После убийства Цезаря Клеопатра приплыла в Тарсус в Малой Азии по повелению новой восходящей звезды Римской империи — Марка Антония. Двое вступили в политический альянс: Антоний жаждал денег, Клеопатра — власти. Они стали любовниками, родили двух детей и впоследствии вступили в брак. Однако у Антония уже была жена — сестра Октавиана, законного наследника Цезаря. Рим выступил против Антония и его александрийской царицы, и в 32 году до н.э. Сенат объявил Египту войну. В следующем году в морском сражении у мыса Акций Октавиан одержал победу над Антонием и вошел в Египет. Антоний покончил жизнь самоубийством. Клеопатра попыталась испробовать свои чары на Октавиане, но безуспешно. Она тоже покончила с собой, кажется, дав ужалить себя аспиду (ядовитой змее).
Октавиан приказал умертвить старшего сына и наследника Клеопатры Цезариона и возложил не себя титул фараона, завершив тем самым эпоху птолемеевского правления в Египте.

ЭЛЬ-КАХИРА, ГРАД ПОБЕДОНОСНЫЙ
Римляне мало заботились о Египте. В течение шести столетий они использовали страну как житницу, вывозя из нее все, в чем нуждались, и ничего не давая взамен.
Самым важным наследием римского времени было появление в Египте христианства. Согласно традиции, учение Христа было распространено в Александрии ни кем иным, как евангелистом Марком около 45 года, что делает египетскую христианскую церковь одной из древнейших. Когда при Константине Великом христианство стало официальной религией в Римской империи, в Египте христианам было разрешено открыто совершать богослужения. Коптские (то есть египетские) христиане со временем приняли иное, чем в римской церкви, толкование сущности Христа. По этой причине коптов представляли еретиками и преследовали, Поэтому когда армия арабов-завоевателей появилась в Египте в 641 году под знаменем ислама, ее приветствовали по преимуществу египтяне-христиане. Арабская армия расположилась не в Александрии, а напротив древней фараоновской столицы Мемфиса, неподалеку от римской крепости на Ниле. Временный лагерь арабов, названный Фустат, постепенно приобрел черты постоянного поселения и превратился в самостоятельный город. В годы раннего ислама (основанного пророком Мухаммедом около 610 года) власть над Египтом переходила от одной враждующей династии к другой, оспаривавшей правопреемство после Мухаммеда. С каждой династией новый арабский город чуть разрастался в северном направлении. В 969 году у власти оказались Фатимиды. При них город обрел дворцы и мечети, площади и дороги, а также был обнесен высокими защитными стенами. Новой столице дали имя «Эль-Кахира» («Победоносная»), впоследствии переделанное европейцами в «Каир».
Укрепления Эль-Кахиры были усилены знаменитым султаном Салах-ад-Дином (более известным на Западе как Саладин), преемником Фатимидов, правившим Египтом в 1171—1193 годах из воздвигнутой им самим Цитадели. Однако наибольшая слава пришла к Каиру в течение 267-летнего правления необычной  касты  воинов-мамлюков. Слово «мамлюк» значит «тот, кем владеют». По происхождению мамлюки были рабами — главным образом выходцами с Кавказа и из Азии, — купленными в молодом возрасте и привезенными в Египет для охраны дворца. За службу их награждали землей и в конечном счете — свободой. К середине XIII века мамлюки стали сильнейшей армией тогдашнего мира и, устранив наследников Салах-ад-Дина, сами захватили власть в Египте. Взращенные воинами, бесстрашные мамлюки покорили Сирию и Палестину и создали империю, северные границы которой доходили до Восточной Турции.
Под контроль мамлюков попала вся торговля между Востоком и Западом, доходы от которой сделали Каир одним из самых больших и богатых городов в мире. Он стал пропускным пунктом, через который во Флоренцию, Геную и Венецию, а через них — в остальную Европу поступали пряности и шелковые ткани из Китая, Индии и Аравии. Вместе с ценными товарами в западный мир проникал и арабский язык: так, из арабского рузз получился наш «рис», из заафоран —«шафран», из кава — «кофе», из шарбат — «шербет», из суккар — «сахар», а из махзан, арабского слова, обозначающего место для хранения, — «магазин».
Итальянский купец Леонардо Фрескобальди писал в 1384 году, что только на одной улице Каира проживает больше народа, чем во всей Флоренции. Точные цифры неизвестны, но население Каира, возможно, достигало полумиллиона человек, то есть было в два раза больше, чем в Париже (в то время самом большом городе Европы), и в пять раз больше, чем в Константинополе. Как пишет в своей замечательной книге «Cairo: The City Victirious» («Каир: город победоносный», 1998) историк Макс Роденбек, по своим размерам и населенности, предпринимательскому и экономическому успехам средневековый Каир был Нью-Йорком своего времени.
Вклад мамлюкских правителей в египетскую историю ярко отразился в оставленных ими памятниках — вершине исламской архитектуры в Египте. Для мамлюкского зодчества характерны стройные, многоярусные минареты, изысканные резные каменные купола, тончайшие декоративные вставки из мрамора и других цветных камней.
Однако поощрение роскоши и красоты уживалось во времена мамлюков с кровавым насилием и немыслимой жестокостью. В отсутствие системы правопреемства побеждал сильнейший. Стать султаном означало прежде всего уничтожить всех потенциальных соперников. Занявшего трон в каждом темном углу подстерегала опасность покушения, и для мамлюкского султана долгожительство было редкостью.
Одним из тех, кто умер если и не от старости, то, по крайней мере, в почтенном возрасте, был Кансух Эль-Гури. Он пришел к власти в 1501 году, став сорок шестым мам-люкским султаном. Начав свой путь рабом, мальчиком-прислужником при предыдущем султане, он взбирался вверх по социальной лестнице медленно и осмотрительно, так что ко времени, когда он добрался до вершины, ему было уже шестьдесят лет. Этот султан прославился своей любовью к аромату цветов, что не мешало ему распиливать провинившихся людей живьем — это было излюбленной казнью мамлюков. В 1516 году, когда его правление длилось уже втрое дольше обычного, Кансух Эль-Гури во главе армии выступил против османской Турции. Мам-люкская армия, которая в течение двух с половиной столетий наводила ужас на Ближний Восток, была разбита. В январе следующего года турки вступили в Каир.
Помимо взятия Египта турками еще два события, произошедшие приблизительно в то же самое время, оказали решающее влияние на судьбу Каира и всего Египта. В 1498 году португальский мореплаватель Васко да Гама успешно обогнул мыс Доброй Надежды и достиг юго-западного побережья Индии. Шестью годами ранее генуэзец Христофор Колумб доплыл до Америки, открыв новую огромную землю, полную сокровищ. Европа больше не нуждалась в мамлюках-посредниках. Каир, бывший центром мира, превратился в провинциальную столицу, подчиненную Стамбулу. Египет замкнулся в себе.

ЕГИПЕТ И ЕВРОПА: НАПОЛЕОН
В конце XVIII века великий и непомерно честолюбивый молодой полководец, подобно Александру Великому, снова обратил на Египет внимание всего мира. Наполеон Бонапарт, изыскивая способ навредить Англии, находившейся с Францией в состоянии войны, решил захватить Египет. Отсюда он мог бы угрожать британским интересам в Индии, Впрочем, мечты генерала Бонапарта простирались и дальше. Как сам он позже писал: «Я вижу себя основывающим религию, шествующим в Азию, с тюрбаном на голове и новым Кораном в руке, который я сочиню, чтобы удовлетворить свои желания».
Кампания его, однако, завершилась катастрофой. В знаменитой Битве при пирамидах (1798) французы одержали победу над мамлюками, вновь правившими страной в отсутствие реального контроля Стамбула, однако почти сразу же после этого события французский флот был уничтожен английским адмиралом Горацио Нельсоном в Битве на Ниле.
Не сумев установить контроль над Египтом, экспедиция завершилась к концу 1801 года. Но военную неудачу компенсировал успех другой наполеоновской армии — на протяжении трех лет Египет изучали полторы сотни разных ученых. Полученные ими результаты были изложены в 24 томах «Description de l’Egypte» («Описания Египта»), благодаря публикации которых Европа вновь обрела интерес к древней земле.

ЕГИПЕТ И ЕВРОПА: МУХАММЕД АЛИ
Победа Наполеона над мамлюками расчистила путь для правителей новой крови. В отсутствие власти в Египте объявился албанский торговец по имени Мухаммед Али. В течение пяти лет исхода французской армии он путем умелых действий сумел стать османским вице-королем (хедивом) Египта.
Мухаммед Али (правил 1805—1849) всячески стремился развивать отношения между Египтом и Европой. Он привлекал в Египет обладающих талантами иностранцев. Одним из принявших приглашение египетского правителя был ветеран наполеоновских войн Жозеф Севе, который стал тренировать армию вице-короля. Позже, приняв ислам, он превратился в Сулеймана-пашу, а его статуя стояла в Каире в нижнем городе, пока во время революции 1952 года не была перенесена в Цитадель.
Мухаммед Али приглашал европейских учителей и специалистов всех областей для возрождения страны. В то же самое время египетская молодежь посылалась в Европу изучать европейский образ жизни. В области политики Мухаммед Али сначала поддерживал османского султана, но его собственные военные успехи в Греции, Аравии и Судане дали ему основание сменить хозяина. Когда войска Севе в 1839 году одержали решительную победу над османской армией, Мухаммед Али намерился атаковать Стамбул. В обмен на полученное наследственное право управлять Египтом, он отвел войска и уступил свои владения в Сирии.

ЕГИПЕТ И ЕВРОПА: СУЭЦКИЙ КАНАЛ
Правление Мухаммеда Али хотя и было отмечено рядом трудностей, в целом способствовало заложению основ современного египетского государства. Со временем политика хедивов из династии Мухаммеда Али стала вызывать большее недовольство египтян: они должны были платить высокие налоги, поддерживая новые проекты, которые, как им казалось, идут на пользу в первую очередь европейским державам.
Египет рассматривался как быстрый наземный путь на Восток. В правление Аббаса (1848—1854) англичанами была проложена железнодорожная линия из Александрии в Каир. При Сайде (правил 1854—1863) другу египетского правителя французскому инженеру Фердинанду де Лессепсу была предоставлена концессия на прорытие канала через Суэцкий перешеек. Строительство завершилось в   1869  году.  Исмаил  (правил1863—1879), внук Мухаммеда Али, организовал по случаю открытия канала пышные празднества.
Нерациональное расходование средств египетскими властями, в том числе и в связи со строительством Суэцкого канала, осложнило экономическое положение Египта. В результате финансовый контроль над страной установили Англия и Франция. Когда в 1882 году протест против иностранного насилия вылился в восстание в Александрии, в страну вторглись англичане. Наследники Мухаммеда Али были оставлены на троне, но реальная власть находилась в руках английского генерального консула. Обещанное Египту в 1914 году самоуправление (в обмен на помощь в Первой мировой войне) предоставлено не было, и в 1919 году египтяне дали выход своему гневу в очередном восстании. Через три года Англия была вынуждена провозгласить конец своего протектората и признать Египет независимым государством. Тем не менее британское влияние в Египте сохранялось, не были выведены из страны и английские солдаты.
Договор 1936 года формально покончил с британской оккупацией, однако он был сведен на нет начавшейся в 1939 году войной, в которой Египет оказался жизненно важен для британской военной стратегии. Когда военные действия переместились в пустыню, Каир и Александрия стали злачными местами для военнослужащих в увольнении. Воинствующие египетские националисты состояли в сговоре с немецкими шпионами. Это было беспокойное, небезопасное и полное романтики время, породившее множество литературных памятников.
АРАБСКАЯ РЕСПУБЛИКА ЕГИПЕТ
К концу войны в Египте появились новые силы, недовольные и королем, и действующими политическими институтами за сотрудничество с Британией и неспособность отстоять независимость страны. В 1948 году разразился арабо-израильский конфликт, в ходе которого египетская армия потерпела поражение от недавно сформированного государства Израиль, Гнев за понесенные унижения египтяне выплеснули в беспорядках января 1952 года, известных как «черная суббота». Шестью месяцами позже, 23 июля, группа, назвавшая себя «свободными офицерами» и руководимая Гамалем Абделем Насером, в ходе бескровного переворота заняла министерства, дворцы и парламент. Последний король Египта Фарук был вынужден отречься от престола и отправиться в изгнание, после чего в июне 1953 года Египет был провозглашен республикой.
Занявший пост исполняющего обязанности президента в следующем году Насер стал первым египтянином—правителем собственной страны со времен фараонов. Британские и французские националисты были выдворены из страны, как и другие колониалисты. Земли, конфискованные у богатых пашей, были распределены между крестьянами-феллахи. Насер стал социалистическим героем, особенно после решительной позиции, занятой в ходе Суэцкого кризиса в 1956 году, когда он одержал верх над объединенными силами Великобритании, Франции и Израиля после национализации канала. Насер стал символом антиимпериализма и социальной справедливости, а также панарабизма. Он был египетским Джоном Ф.Кеннеди, пока его харизма не была уничтожена — не пулей, а точностью бомбометания израильских ВВС 5 июня 1967 года. Масштабы и внезапность военного поражения египтян в Шестидневной войне полностью развеяли ауру насеровского нового Египта.
Преемник Насера Анвар Садат, начав новую военную кампанию, захватил Израиль врасплох в октябре 1973 года (см. с. 142). Первые успехи египетской армии, несмотря на позднейшие отступления, подняли моральный дух страны. Они открыли дорогу для мирных переговоров, кульминацией которых стало подписание при американском посредничестве договора в Кемп-Дэвиде (26 марта 1979 года).
Садат был убит в  1981 году исламским экстремистом. Его пост занял бывший при Садате вице-президентом Хосни Мубарак. Лидер-прагматик, лишенный харизмы и яркости своих предшественников, Мубарак доказал свою надежность. Египет, возможно, перестал быть центром арабского мира, однако он установил добрососедские отношения с прилегающими государствами.
Политика президента Хосни Мубарака играет сдерживающую роль на ближневосточной
политической сцене.
Опасность насилия со стороны религиозных экстремистов, кажется, удалось преодолеть в начале XXI века, и руководство страны сосредоточило свои усилия на внутренней политике. Были приняты планы по расширению жизненного пространства за счет пустынь, приватизация оживила экономику, возросла грамотность, увеличилась рождаемость, больше мест было открыто для туристов. После почти четырех с половиной тысяч лет беспокойной истории Египет если и не вполне почивает на лаврах, то по крайней мере способен потрясти досужего туриста свершениями прошлого.